Кто такие Айны? (часть 2)

Предыдущие части :   1  

Последующие части:   3,   4

Формирование Японского государства.
Так или иначе, на островах айны появились около 13 тыс. лет до. н. э. и создали неолитическую культуру Дзёмон.
В этот период айны населяли все Японские острова — от Рюкю до Хоккайдо, а также южную половину Сахалина, Курильские острова и южную треть Камчатки, о чём свидетельствуют результаты археологических раскопок.
Наиболее известные памятники культуры, получившей это название – скульптуры из глины – догу и гончарные изделия. Были найдены красивые сосуды из глины, украшенные веревочными оттисками (по-японски такой орнамент называется “дзёмон”). Найдены образцы керамики дзёмон возраст которых превышает 12 тысяч лет. Это одни из древнейших образцов глиняной посуды. В ходе раскопок были также обнаружены наконечники из камня для копий и стрел, каменные ножи и скребки. Связи культуры дзёмон простираются и на север, и на юг – от Приморья и Приамурья до островов Индонезии.

Японская народность и государство Ямато начали формироваться лишь в IV—I веках до нашей эры. Предки айнов занимали в далеком прошлом основную территорию Японских островов.

 Интересны, в доказательство к этому, данные топонимики (науки о происхождении топографический наименований), в сравнении японских наименований и айнских слов, например:
[Цусима] – [туйма] — «далекий»,
[Фудзи] – [хуци] — «бабушка»,
[Цукуба] — [ту ку па] — «голова двух луков» или «двухлуковая гора»,
[Яматай] – [Я ма та и] — «место, где море рассекает сушу».
В дополнение к предыдущей статье о происхождении айну, можно сказать, что цепочка древних айнских географических наименований протянулась от Курил и Сахалина, через острова Японского архипелага, далеко на юг – к Индонезии.

Сначала на территорию будущей Японии переселились выходцы из Индокитая и тунгусские племена из Монголии. Затем, в начале железного века, по данным археологии, пришла новая волна переселенцев, на этот раз из Китая и Кореи. Из этого сложного смешения рас в конце концов сложилась японская народность.

Мужчина племени Айну в национальной одежде.

При этом, внешне айны сильно отличаются от японцев, что отчетливо видно на приведенном фото:
кожа у них намного светлее (ну разве что это трудно уловить на старом ч/б фото с сепией);
глаза — круглые, карие; густые брови и длинные ресницы;
волосы густые, длинные, слегка вьются. Мужчины носят густые усы и бороду.

В общем-то, айны, проживавшие на территории будущей Японии «растворились» в генофонде японцев. По мнению японских антропологов, ближе всех остальных к айнам оказались не жители северного Хоккайдо, где живут последние из чистокровных айнов, а японцы самого южного острова архипелага – Рюкю.
Дело в том, что население нынешней Японии формировалось из племен, мигрировавших с Корейского полуострова на восток: ближайший к нему остров Кюсю, оттуда на север, на Хонсю и затем на юг, на архипелаг Рюкю. Жившие на крошечных островах Рюкю айнские племена со временем растаяли в потоке пришельцев. В связи с усилением гнёта японских властей, айны стремились подражать японцам во всем — в одежде, именах, быту, принимали их религию… Таким образом они ассимилировались и в результате — дали большое общее потомство, несущее гены народа айну. Такой себе пример выживания нации.
В то-же время на северном Хоккайдо айны хоть и ассимилировались, но поддерживают традиционный уклад, предпочитая родственные узы с представителями своего народа. Кроме этого, нельзя забывать, что северный Хоккайдо стал своеобразным гетто для остатков целого народа айну, с соответствующим отношением японцев к ним и их самих к японцам — в результате взаимной неприязни добровольное расовое смешение по обоюдному согласию становилось практически невозможным.

 Древняя история многовековых отношений айнов с японцами, трагична и в то-же время увлекательна.
Айны не имели письменности, поэтому источником информации о их истории и культуре может служить только этнос или упоминания о них из других культур. (Хотя народ, в том числе и в интернете пытается подтусовать айнам какие-то там «руны» — это все бредятина)

Первые письменные упоминания об айнах, составленные японскими летописцами, рассказывают о тех временах, когда японцы занимались освоением территории будущей Японии, заселенной племенами айну.
Вот как охарактеризованы айны в японской хронике «Нихон сёки», где они фигурируют под именем [эмиси]. Это слово, по всей видимости, взято здесь от айнского слова [emus] — [меч]:


«Среди восточных дикарей самые сильные — эмиси. Мужчины и женщины у них соединяются беспорядочно, кто отец, кто сын — не различается. Зимой они живут в пещерах, летом в гнездах [на деревьях]. Носят звериные шкуры, пьют сырую кровь, старший и младший братья друг другу не доверяют. В горы они взбираются подобно птицам, по траве мчатся как дикие звери. Добро забывают, но если им вред причинить — непременно отомстят. Ещё — спрятав стрелы в волосах и привязав клинок под одеждой, они, собравшись гурьбой соплеменников, нарушают границы или же, разведав, где поля и шелковица, грабят народ страны [Ямато]. Если на них нападают, они скрываются в траве, если преследуют — взбираются в горы. Издревле и поныне они не подчиняются владыкам [Ямато]

Даже если учесть, что большая часть этого текста из «Нихон сёки» является стандартной характеристикой любых «варваров», заимствованной японцами из древнекитайских хроник «Вэньсюань» и «Лицзи», то все равно айну охарактеризованы достаточно точно.

Соприкосновение цивилизаций.
Древнеяпонская хроника гласит: «Когда наши августейшие предки спустились с неба на лодке, на этом острове они встретили несколько варварских племен, наиболее свирепыми из которых были эбису».

Далее, если коротко, здесь произошло следующее: под напором пришельцев, жившие на всех островах архипелага айны постепенно оттеснялись на север, на Хоккайдо, Курилы, Сахалин.

Мужчина племени Айну в нарядной одежде с оружием. Обратим внимание на меч - чем не самурайский?

Японцы называли айнов “эдзо” — 蝦夷, или 夷 — эмиси/эбису, что означало «варвары», «дикари», хотя как указано выше слово [эмиси] может происходить от айнского слова [emus] — «меч» и означать – «воин меча», что говорит о том, что ждапанисты не только презирали Айнов за отсталость в развитии, по их мнению, но и уважали, как воинов, мастерски владеющих мечем.

Несмотря на изначальное недружелюбное восприятие местных айну пришлыми племенами, в целом Япония получила от них большое культурное и историческое наследие. Вот лишь несколько примеров:

  • Традиционная религия японцев – синтоизм – обнаруживает очевидные айнские корни. (можно будет сравнить самостоятельно, прочитав здесь статью «Томариоро дзиндзя» и статью о мифологии Айнов);
  • Происхождению самураев (!!!) японцы также обязаны айнам. Хотя, казалось-бы – что может быть более исконно-японским, чем самурайский меч? А вот – на тебе…;
  • Айнского происхождения ритуал харакири и комплекс воинской доблести «бусидо».;
  • Татуирование тела (так знакомое нам по фильмам о самураях, якудза, гейшах) зародилось как традиция в период Дзёмон, то есть – в айнской культуре.

С самурайством, например, вышло так:
В период заселения Хонсю народ айну оказывал пришельцам ожесточенное сопротивление. До середины VIII века нашей эры айны удерживали за собой всю его северную часть.
Задолго до окончания эого процесса, для достижения своих целей, японцы применили хитрость и подкуп айнских вождей, награждая их придворными титулами.
Стал практиковаться ритуал “омуся”. Считается, что слово «омуся» (омуша) произошло от «умуса» — приветствие на языке айнов.. Это церемония вручения подарков и угощения саке. Ниже видим этот ритуал, запечатлённый в изобразительном искусстве, что, к стати, крайне редко для Японии (изображено, как японцы дарят айнам связки табака и куски тканей).

Акварель японского художника Бёзана Хирасавы, 50-60-е годы 19 века.

В результате такого подкупа и увещевания, целые утари айнов были переселены с обжитых северных территорий на неосвоенный юг, а на их месте создавались поселения «новых» японцев.
Но всё-же айны оказывали отчаянное сопротивление, хоть и мирным — но захватчикам.
И армия была не в силах удержать захваченные земли.
В этих условиях японские правители решились на очень рискованный шаг: они вооружили переселенцев, которые уходили с северных территорий под натиском вооруженных нападений айнов.
Не сразу конечно, а лишь через несколько веков постоянных стычек, из японских военных отрядов, оборонявших северные границы Ямато, сформировалось то, что впоследствии получило наименование «самурайство».
Впоследствии служилое дворянство Японии — самураи, переломили ход войны и во многом определили ход истории своей страны.

Самурай в доспехах

Самурайская культура и самурайская техника ведения боя во многом восходят к айнским боевым приемам и несут в себе множество айнских элементов.

Воин Айну в доспехах

Согласно описанию историка А. И. Соловьева: «… воин… облачён в длинный панцирь, составленный из колец по ламеллярному принципу. Кольца набраны из роговых пластин, сплетённых между собой ремнями. Нижние кольца защитной одежды свободно свисают на нескольких ремнях и могут складываться, входя одно в другое, не мешая ходьбе. На груди воина — роговая «кираса»… Голова защищена шлемом с бармицей и бронзовым наносником. Купол шлема смонтирован из небольших пластин по чешуйчатому принципу» (Соловьев 2003: 95).
На мой взгляд, такое описание вполне соответствует и описанию доспехов самурая, если вчитаться…

Следует обратить ваше внимание на тот факт, что отдельные самурайские кланы по своему происхождению вообще являются айнскими! Наиболее известный из них — клан Абэ.
Самураи – потомки айнов – приобрели такое влияние и престиж в средневековой Японии, что породнились с правящими кругами и привнесли в них кровь айнов, в то время, как остальное японское население было, в основном, потомками монголоидов. Поэтому черты лица у представителей правящего класса часто сильно отличаются от современных японцев.

Вот и выходит, что представители привилегированного сословия самураев в Японии являются на самом деле потомками айнов, хотя из литературы и кино мы привыкли воспринимать самураев исключительно монголоидного типа, да и в самой Джапании этот факт далеко не афишируется.

А с японским харакири еще проще – тут просматривается прямое наследование обряда вскрытия живота у айнов, заключавшийся во взрезании брюшной полости (пере’).
Харакири, так же, как и пере’, часто имело вид пассивного протеста и совершалось не из отчаяния; оно имело скорее оттенок жертвенности.
У айнов, кроме этого, существовало слово “экоритохпа”, которое означает “принести в жертву инау”, или в буквальном смысле “изрезать живот”.

И с татуировками – тоже интересная история.
Люди Айну делали себе татуировки как на руках, так и на лице.


Татуированы были щеки, брови, лоб и узор вокруг губ.


Татуировка у Айну служила сразу нескольким целям: косметическое назначение, родовой знак, знак половой зрелости, религиозное назначение, ну и просто украшение.
Хотя в большинстве упоминаний о татуировках Айну речь идет о женщинах, но существуют записи о том что мужчины в некоторых районах так же носили татуировки.

В период Дзёмон (10 тысяч лет до н.э. – 300 до н.э.) искусство татуажа айнов пережило определенный этап развития.

Я уже упоминал о том, что одним из ярких артефактов того периода являются глиняные фигурки – «догу». Они представляли из себя миниатюрные скульптурки, размером до 30 см чаще всего представляют собой изображение женщины с ярко выраженными вторичными половыми признаками. У них короткие ножки и большие зажмуренные глаза. На сегодня, найдено более 15 тысяч статуэток, как правило, закопанных в землю.
Есть предположение, что орнамент на догу являлся изображением татуировок, которые наносились на тело.

Первое упоминание о японской татуировке было обнаружено в китайской рукописи третьего века «Гисиваджинден» (Gishiwajinden) (источник). В ней указано следующее:

«Мужчины Ва [под таким названием в рукописи упоминается тогдашняя Япония] татуируют свои лица и рисуют узоры на своем теле. Им нравится ловить рыбу и моллюсков. В древности они разрисовывали свои тела, чтобы защитить себя и отпугнуть большую рыбу. Позже эти узоры стали орнаментами, и они различаются от клана к клану положение и размер узоров зависят от статуса человека….».

В 622 году нашей эры посланник Китая, сделал множество заметок о Японии, в которых также упомянул о татуировках.
Им, в частности, был описан способ нанесения татуировок женщинам с островов Рюкю.

left photo right photo

Татуировка у аборигенов островов Рюкю символизировала несколько вещей, религиозные убеждения, половую зрелость, знак замужества, как нательное украшение, принадлежность к полу, и родовые узоры.

Но было еще одно назначение татуировки у женщин Рюкю – она служила защитой от похищения! В истории Рюкю японцы часто воровали женщин с островов для борделей. Но аборигены знали, что японцам не нравятся татуированные женщины.  ;0)

В  712 году была издана первая печатная книга в Японии – Кодзики, в которой, кроме всего прочего, описываются два типа татуировок. К первому типу относят знак высокого социального статуса, а второй знак – это знак преступника.

Такие преступления как вымогательство, мошенничество и подделка наказывались татуированием. Преступникам делалась татуировка в виде черного кольца вокруг руки за каждое совершенное преступление, или в виде японского иероглифа на лбу.

Среди якудза, нанесение татуировки было тестом на силу, выносливость и мужество, ведь нанесение традиционной японской татуировки занимало очень много времени, и было довольно болезненным процессом. Кроме того, ношение татуировки давало им чувство принадлежности к единой организации. Такие татуировки означали лояльность и преданность организации.

Так же можно с уверенностью сказать о том, что татуировки были распространены среди самураев некоторых регионов Японии, то есть татуировка являлась их отличительным знаком.
На гаврюре ниже четко видно, что тело самурая татуировано.

По мнению японских историков, солдаты носили доспехи с отличительными знаками своего клана. Но при ситуации, когда мародеры уносят с поля боя все, отличить погибших воинов одного клана, от таких-же воинов другого, практически невозможно.
Как раз для такого отличия и служила татуировка.
Изначально это был всего-лишь иероглиф, вытатуированный на плече воина.

Также существуют примеры использования татуировки в терапевтических целях. Аборигены Айну и Рюкю верили, что татуировка поможет вылечить пораженную часть тела и делали на ней татуировку.

Приведенные выше фотографии – конечно же, пример современной японской татуировки. Искусство нанесения узоров на кожу претерпело ряд эволюций, прежде чем стало возможным такое искусство.
Дело в том, что графические татуировки впервые появились уже после эпохи Хореки (1751-1764).
Изначально это были довольно небольшие рисунки. В качестве изображения обычно делался либо фамильный герб, либо устрашающие изображения, например рисунок в виде отрубленной человеческой головы.
Стали появляться люди с двумя и более татуировками на теле, каждая из которых находилась на расстоянии от другой, это расстояние бралось в произвольной форме и никогда не повторялось.
С появлением искусства «юкиё-е» («изменчивого мира») изменился и стиль японской татуировки: картинки в основном изображали ландшафты, повседневную жизнь людей, включая праздники и развлечения, например выступление театра кабуки.

 Вместе с тем, айнов постигла ужасная судьба – такая же, как позже и индейцев в Северной Америке.
Начиная с XVII века, они подвергались безпощадному геноциду и принудительной ассимиляции, и вскоре стали национальным меньшинством в Японии.

В борьбе за жизненное пространство большинство айнов погибли но, не смотря на это, еще и в XVIII веке на севере Хонсю существовали небольшие деревушки не полностью ассимилированных айнов.

Временем ранее, под натиском наступающих японских войск, часть айну успели перебраться через Сангарский пролив, к своим соплеменникам, на Хоккайдо — второй по величине, самый северный и самый малозаселенный остров современной Японии.
До конца XVIII века Хоккайдо (в то время его называли Эдзо, или Эзо, то есть «дикий», «земля варваров») не слишком интересовал японских правителей. Написанная в начале XVIII века «Дайннипонси» («История Великой Японии»), состоящая из 397 томов, упоминает об Эдзо в разделе, посвященном иностранным государствам.

Хотя уже в середине XV века крупный феодал, глава самурайского клана — даймё Такэда Нобухиро, решил потеснить айнов южного Хоккайдо и построил там первое постоянное японское поселение. С тех пор иностранцы иногда называли остров Эдзо иначе: Матмай (Матс-май, Мацмай) по имени основанного Нобухиро Мацумаэского клана.
Новые земли приходилось брать с боем. Айны оказывали упорное сопротивление. Бородатые айны в доспехах и шапках из деревянных пластин были грозной силой. Блеск наконечников их копий наводил ужас на закованных в латы японских воинов, и они отступили, по сути – перед толпой воинственных охотников!
Самым крупным и одним из последних восстаний было в августе 1669 года под предводительством старого вождя племени Сякусяина (Сакусана), который повел за собой несколько айнских племен. Сторонники дома Мацумаэ потерпели разгромное поражение, но успели спрятаться в укрепленном городке и вызвать подмогу. Подкрепление прибыло, прибыло хорошо вооружённое. Айныт ничего не смогли противопоставить пущечным выстрелам, их стрелы были здесь неэффективны.
Уцелевшие айны ушли от преследователей в горы. Но кровопролитные стычки на этом не завершились. Японцы, народ хитрый, и в достижении цели ни перед чем не останавливается. Они выманили Сякусяина вместе с другими айнскими военачальниками на переговоры и убили. Сопротивление было обезглавлено, а потому прекратилось.

После этого система управления в Мацумаэ стала отношениями победителей и побежденных, в которых айны находились на положении рабов.
Самураям клана раздавались прибрежные участки (которые фактически принадлежали айнам), но самураи не умели и не желали заниматься ни рыболовством, ни охотой, поэтому сдавали эти участки в аренду так называемым «откупщикам».
Все дела вершили откупщики. Они набирали себе помощников: переводчиков и надсмотрщиков.
Переводчики и надсмотрщики жестоко обращались со стариками и детьми, насиловали айнских женщин, ругань в отношении айнов была самым обычным делом.
Если айны начинали жаловаться на подобные бесчинства, то еще вдобавок получали наказание.

В японской системе «исправления нравов» полное бесправие айнов сочеталось с постоянным унижением их этнического достоинства.
Мелочная, доведенная до абсурда регламентация жизни была направлена на то, чтобы парализовать волю айнов.
Многие молодые айны изымались из своего традиционного окружения и направлялись японцами на различные работы, например, айны из центральных районов Хоккайдо посылались на работу на морские промыслы Кунашира и Итурупа (которые в то время также были колонизированы японцами), где жили в условиях неестественной скученности, не имея возможности поддерживать традиционный образ жизни.

Как можно довести до абсурда вещи, которые в принципе незачем регламентировать? – почитайте «Записки Василия в Михайловича Головнина в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах» – очень показательно всё описано…

 

Исчезновение Айнов с Курильских островов.
Многие айны убегали от гнета японцев к своим соплеменникам на Сахалин, южные и северные Курилы. Там они чувствовали себя в относительной безопасности — ведь здесь японцев еще не было.
Об этом писал в первом известном историкам описании Курильской гряды казак Иван Козыревский, когда он в 1711 и 1713 годах, побывал на севере Курильской гряды и составил описание, с рассказов ее жителей, о всей цепочке островов, вплоть до Мацмая (Хоккайдо). Айны рассказывали, что на Курильских островах «…людей множество, и никому те острова не подвластны».

Возможно, бородатые большеглазые айны увидели в пришедших к ним людях естественных союзников, столь резко отличавшихся от живших вокруг монголоидных племен и народов. Ведь внешнее сходство наших землепроходцев и айнов было просто поразительным. Оно обмануло даже японцев. В их первых сообщениях русские упоминаются как «рыжие айны».

В 1777 году иркутский торговец Дмитрий Шебалин смог привести в русское подданство полторы тысячи айнов на Итурупе, Кунашире и даже на Хоккайдо. Айны получали от русских прочные рыболовные снасти, железо, коров, а со временем — и арендную плату за право охотиться возле их берегов. Несмотря на самоуправство некоторых купцов и казаков, айны (в том числе и мацмайские – южная оконечность Хоккайдо) искали у России защиты от японцев.

Сначала, по Симодскому трактату 1855 года, к Японии отошли два самых густонаселенных и ближайших к Хоккайдо острова — Итуруп и Кунашир, а через 20 лет Япония сумела навязать России договор, по которому все Курильские острова переходили Стране восходящего солнца «в обмен» на южную часть Сахалина.

И все-же, курильские айны более тяготели к русским, нежели к японцам. Многие из них уже владели русским языком и были православными. Причина подобного положения вещей заключалась в том, что русские колониальные порядки, несмотря на многие злоупотребления сборщиков ясака и вооруженные конфликты, спровоцированные казаками, были куда мягче японских. Айнов не вырывали из их традиционной среды, не заставляли радикально менять образ жизни, не относились к ним, как к рабам. Они жили там же, где жили и до прихода русских, и занимались теми же самыми занятиями.
Не желая с этим мириться, японцы перевезли всех северокурильских айнов — от Шумшу до Урупа — на маленький остров Шикотан.
Это было проявлением настоящего геноцида. Сразу после переселения у северян отняли и перебили всех собак, ссылаясь на продовольственные проблемы. Вокруг Шикотана почти не осталось морского зверя, и айны, которые добывали пропитание охотой, не смогли вести достаточный промысел. С целью преодоления голода, японское руководство предложило айнам заниматься возделыванием огородов. Для рыбаков и охотников, не имевших традиций обработки земли, это обернулось голодом.

Украшенное крестами кладбище, обычай давать детям русские имена да закопченные образа в углах – это все, что осталось у бывших жителей северных Курил от тех времен, когда государство Российское оказывало им свое покровительство.

Айны на Сахалине.

Здесь необходимо сделать замечание на весьма сомнительный постулат, что согласно утверждениям японских историков, айны воспринимали японцев не как поработителей, а как богоподобных повелителей, к которым относились с особым уважением и почитанием. Соответственно, японцы использовали свое безграничное влияние на них и, исходя из этого, строились их отношения.

Ожидание прибытия лодки с японцами, акварель Бёзана Хирасавы

Айны встречали поклонялись японцам и выполняли все их требования. Согласно ритуалу, встречали гостей, провожали к старейшинам посёлка, которые, в свою очередь, демонстрировали покорность и преданность.

Сахалинский областной краеведческий музей, фото. Айнский староста Кимура Бафумке в нарядной одежде из крапивного волокна, с. Ай, Южный Сахалин, начало ХХ века.

На Сахалине, в то время, когда он был в совместном японско-русском пользовании, айны находились в кабальной зависимости от сезонных японских промышленников, приезжающих на лето. Японцы перегораживали устья крупных нерестовых рек, поэтому рыба просто-напросто не доходила до верховий, и айнам приходилось выходить на берег моря, чтобы добыть хоть какое-то пропитание. Здесь они сразу же попадали в зависимость от японцев. Японцы выдавали айнам снасти и отбирали из улова все самое лучшее, свои собственные снасти айнам иметь запрещалось. С отъездом японцев айны оставались без достаточного запаса рыбы, и к концу зимы у них почти всегда наступал голод.

Русская администрация занималась северной частью острова, отдав южную произволу японских промышленников, которые, желая взять всё и сразу, стремились как можно интенсивнее эксплуатировать его природные богатства.
После того как по Петербургскому договору Сахалин перешёл в безраздельное владение России, положение айнов несколько улучшилось, однако, нельзя сказать, что устройство на Сахалине каторги способствовало развитию айнской культуры.

После Русско-Японской войны, когда южный Сахалин был преобразован в губернаторство Карафуто, старые японские порядки вернулись вновь.
Остров интенсивно заселялся иммигрантами, вскоре пришлое население многократно превысило айнское.

В 1914 всех айнов Карафуто собрали в 10 населенных пунктах. Передвижение жителей этих резерваций по острову ограничивалось. Японцы всячески боролись с традиционной культурой, традиционными верованиями айну, пытались заставить айну жить по-японски.

Так, например, в домах айнов наряду с инау* появляются японские буцудан** и камидана***.

________________________

*Инау – ритуальные ивовые палочки Айну религиозного предназначения, подробнее о них – чуть позже.

**Буцуда́н — небольшой домовой буддийский алтарь. Обычно устраивается в виде шкафа с дверцами, внутри которого помещаются объекты религиозного поклонения и культовые принадлежности (статуэтки, свитки, изображения буддийской мандалы). Дверцы буцудана обычно закрыты, их открывают только во время религиозных мероприятий.

***Камидана- домашний алтарь, миниатюрный синтоистский храм, сделанный из светлого дерева. Объектами почитания в них служат таблички с именами предков:

Ассимиляционным целям служило и обращение в 1933 всех айнов в японских подданных. Всем присвоили японские фамилии, а молодое поколение в дальнейшем получало и японские имена.

Были запрещены традиционные татуировки вокруг рта на лице женщин – как проявление варварства.

Но самому большому запрету был подвержен Медвежий Праздник.

[продолжение следует]

 WW         :0)

last update 23.01.2012

Реклама