Кто такие Айны? (часть 4)

Предыдущие части :   1  ,  2,   3

Медвежий Праздник.
Животные, которых и сейчас айны приносят в жертву, также рассматриваются как посланцы к камуям с просьбами.
Но исключительное значение имеет жертвоприношение медведя, выращенного в неволе. Подобно многим евразийским народам, айны имеют традицию выращивания диких животных в неволе, но только медведь рассматривается как член семьи.

Медведь, почитаемый родоначальником айнов, окружен ими особым почетом. Убийство медведя рассматривается как дар зверя людям своей плоти, душа же его возвращается в мир духов.
Это хорошо проиллюстрировано в следующей айнской притче.
«В древние времена жила семья, муж и жена. Однажды муж заболел и вскоре умер, не оставив детей, и жена осталась совсем одна. Соседи увидели, что женщина будет иметь ребенка, и некоторые из них сказали: «Несомненно, эта женщина вышла замуж снова». Другие говорили: «Нет, ее покойный муж воскрес из мертвых». Но сама женщина говорила, что с ней произошло чудо, и описала его так: «Однажды вечером к ней в хижину вошло какое-то существо, похожее на мужчину, одетого в черные одежды. Он сказал: «Женщина, я – Бог, который обитает в горах — медведь, но я сейчас принял телесную форму человека. Твой муж умер, и ты одинока. Я видел это, и я пришел сказать, что у тебя будет ребенок. Он будет моим подарком тебе». И сказав это, он ушел. От божества женщина родила двух сыновей человека и медведя. Однажды человек, вступив с братом медведем в поединок, победил его. Умирая, медведь просил во имя благополучия человека обязательно устраивать для всех убитых на охоте медведей похороны и праздник, на котором, согласно завещанному ритуалу, люди должны будут, церемониально есть мясо медведя. Определил запреты для женщины – матери своего ребёнка – медведя (не употреблять в пищу мясо зверя). Сын-человек стал отцом многих детей. Таким образом, получается, что многие из айнов и по сей день считаются родственниками медведя.

Обряд принесения в жертву выращенного в неволе медведя айны именуют  «Иоманте», медвежьи проводы к горным духам — хозяевам всех зверей.
Коротко, суть сводится к тому, что медвежонка вскармливают в селении. Через три года его с извинениями приносят в жертву на медвежьем празднике. Мясо съедают, кости торжественно хоронят, а душу отправляют к горным духам со всевозможными прошениями.

Из описаний, нарытых из различных источников, составил свое:
Для того, чтобы уберечься от самых грозных враждебных сил, или болезней, нужен особый инау.
Сначала охотники добывают медвежонка-сосунка, которого приносят в деревню.
С того дня у всех окрестных айнов начинается новая Жизнь в ожидании Праздника. Его нужно ждать от трех до четырех лет. Но люди теперь не так боятся болезней, голода, войн. Все беды уйдут, потому что впереди Праздник.
Этого слабого медвежьего «человечка» селили в одной из семей, и женщина вскармливала его своим молоком. Подросший медведь ел одинаковую с людьми пищу.
Медвежонка содержали в особой клетке:

Её можно хорошо рассмотреть на акварели, изображающей стойбище айну:

И вот, в особое полнолуние, на много дней пути вокруг наступает мир (напомню, что айны – воинственные племена). Из разных родов, из самых дальних мест приходят по суше, приплывают по морю гости. Их встречают с радостью и почетом.

Сахалинский областной краеведческий музей, картина. Пиршество во время медвежьего праздника. 1950 г. Автор: Кимура С. Г. Южно-Сахалинск Холст, масло. 177 х 82 см

По традиции, хозяин, у которого воспитывалось священное животное, выставлял на показ всё своё богатство – посуду, гербовые узорчатые кимоно, узорчатые ткани, мечи, колчаны и угощал всех саке.

Акварель Бёзана Хирасавы

Фото Б.О. Пилсудского

Наступает время игр, состязаний и танцев. Под ритмичные звуки «муккури» (разновидность хомуса) и в такт ударам по лежащему на козлах еловому бревну, бывшие враги втягивают друг друга в пляску, забывая обиды, становятся бок о бок и медленно ступают то в одну, то в другую сторону. Музыка сама собой заставляет хлопать в ладоши, покачивать головами. Слышен смех, песни.

Затем наступает главное: из дома-клетки выводят медведя. О нем все это время заботились лучше, чем о собственных детях.
Теперь люди собрались вместе, чтобы проводить дорогого гостя в другой мир. Медведь долго будет помнить и благодарить айнов. Но сначала пусть пройдет он между рядами стоящих и сидящих людей, чтобы каждый мог попрощаться с «человеком».
Айны сбиваются в огромную ликующую толпу. Она ведет медведя к священной площадке, где застыли вырезанные из дерева похожие на него «люди» — фигурки медведя.

Фото Б.О. Пилсудского

Выходит бородач с большим, в свой рост, луком. Две стрелы ударяют медведя в левый бок и выпускают его душу на волю.

Фото Б.О. Пилсудского

Ведь она — самый умный, самый умелый инау. Не одного, многих камуев уговорить может. И тогда Хозяин Леса — медведь — даст счастливую охоту, а Хозяин Моря — касатка — пригонит на острогу айна морского зверя или прикажет жирным китам выброситься на берег. Только бы душа косматого «человека» дольше помнила о том, как любили его настоящие люди, живущие на разбросанных посреди громадного океана островах.
Во время церемонии похорон медведя процессия из мужчин ,медленно движется тропкою, ведущею в лес. Впереди несут голову, насаженную на инау, затем глаза медведя, обернутые в стружки, уши, нос и два позвонка, нижнюю губу, лапы и пищевод, потом кости в рогожке; в конце процессии несли блюда и саке. Все останавливаются перед вбитыми в землю высокими инау. Пришедшие привязывают принесённых медвежьи органы к тонкому инау, вбитому рядом с остальными в землю. Все усаживаются и должны выпить „саке”, немного покапав перед поставленным черепом. Прощание происходит со словами: „Возьми как жертву… Пусть примут участие в этой заключительной сцене пиршества и боги леса, реки, гор”.
Обращаясь к богам, айны не забывали себя. Так в песне богам на медвежьем празднике поётся: „Эту только сам я составил песню… Когда бы то ни было заставлял я слушать богов… Чтобы боги всегда обо мне помнили”

Таким видели устройство мира айны, «настоящие люди», которые считали, что кроме той земли, где они живут и охотятся, другой земли нет на свете.

Немного про быт айну.
На старом фото, дошедшем до нас из глубины времён, видим жилище айнов – “чисэ” или “тисэй” (тонкости языка тяжело уловить ухом, а уж тем более передать нашим алфавитом. Женщина и голопузый ребенок с любопытством смотрят в объектив.

Традиционными жилищами айнов являются хижины, крытые тростником, в форме большого квадрата со стороной6 м., иногда круга, или прямоугольника, площадью до35 м2. Конструкция проста: ставился деревянный каркас, оплетался прутьями, а стены обкладываются любым подручным материалом – камышом, соломой, древесной корой. Хижина без внутренних перегородок. Вместо крыши — соломенные снопы. Единственное окно находилось на восточной стене, дверных проемов было два или один. Вход в жилище завешивался полотном.

Жилище айнов сакрализовано; оно закладывается и возводится с совершением ритуальных действий. Каждый дом имеет «окно богов» или «священное» окно, расположенное на противоположной от входа, обычно восточной, стене. Через это окно и посредством жертвоприношений на очаге и близ дома на священной части усадьбы айны осуществляют связь с духами.
Дом старосты деревни в случае необходимости использовался для общественных собраний.

Очаг открытого типа, как правило, располагался в самом доме (только в раннем периоде он находился снаружи) – вблизи стены или посредине. Очаг чаще всего вкапывали в пол и обкладывали крупными камнями. Огонь в очаге священен. И обязанность хозяйки — постоянно поддерживать его. Если он погаснет, это плохое предзнаменование. На угли традиционно бросалось немножко еды и несколько капель напитка для духов и умерших предков. Возле очага кудрявились стружками-завитками беленькие инау — молитвенные палочки. Они – обязательный атрибут в каждом доме.

Дым выходил через дымовые отверстия, которые делались на двух противоположных сторонах крыши или через примитивное окно в крыше, которое было прикрыто тростниковой дверцей.

Приводимая ниже акварель показывает редкий случай прибытия японцев в жилище айну. Но нам она интересна с той точки зрения, что дает возможность «заглянуть внутрь» его:

Вместо мебели айны сидели на вышитых подушках для сидения. Утрамбованный земляной пол застилался циновками или тростником, на которые выкладывались шкуры животных. Для кроватей использовались доски, которые застилали матами, а в качестве покрывал использовали кожи.

На стенах были развешаны колчаны, предметы быта и охоты, тяжелые бусы и декоративные поделки. На полу в ряд ставились большие керамические цилиндры, в которых хранились сыпучие продукты (на вехнем фото мы можем их видеть слева, снаружи дома, а на акварели они справа) и камышовые корзины.

Снаружи у входа сооружался широкий навес, заменявший кладовку.

Дети занимают особое место в жизни айнов, и их воспитанию уделяется много внимания.

Взрослые не скупятся на ласку, хотя от детей требуют дисциплинированности. Родители никогда не дадут поцеловать ребенка «нехорошему» на их взгляд человеку. Согласно айнской поговорке: «Зависть и злоба так же заразны, как болезнь».
Вся семья, а не только родители, старается развить в них такие качества, которые будут нужны, когда они станут взрослыми.

Для мальчиков это, прежде всего, сообразительность, наблюдательность, быстрота. Без этого не получится хорошего охотника или рыбака. Трехлетним малышам, например, дают игрушечные лук и стрелы. А вскоре отцы уже берут их с собой на охоту и рыбную ловлю. Принцип обучения прост: смотри и делай, как я.

Девочек учат готовить, шить, вязать. И еще — доброте. Без нее, считают айны, не может быть хорошей матери и жены.

После определённого возраста мужчины переставали бриться и всегда носили длинные бороды и усы.

Мужчины и женщины носили волосы до плеч, но сзади обрезали их в форме полукруга.

Девушки татуировали губы, а иногда предплечья. Рисунок татуировки напрямую зависел от узора на одежде рода.
Свою первую татуировку девушки Айну получали в возрасте от 10 до 13 лет.
Татуаж губ начинался с небольшого пятнышка на верхней губе, которое наносили в подростковом возрасте, т.е. в период полового созревания, и постепенно увеличивался в размерах – к возрасту, подходящему для замужества, девушка обзаводилась полноценной татуировкой в виде круга. В результате, лица женщин украшали большие темно-синие “усы”.
Известны случаи татуирования 5 – 6 летних девочек, и в данном случае, видимо, речь идет о браке, о котором родители имеют предварительную договоренность.

Нанесение этой ритуальной татуировки было очень болезненной процедурой. Острым, как бритва, ножом вокруг рта делается множество крошечных надрезов. В них втирается сажа со дна чайника, вскипяченного на березовых углях или полученная с подвешенного над горящей берестой горшка. От этого татуировка становится синей. Считалось, что поскольку копоть дал священный огонь, злые духи не могут проскользнуть в человека через рот или нос.

Традиционной одеждой айнов было одеяние из крапивы или вязового лыка, которое называли «аттуси» («attusi») или «аттус» («attush»). Ткали на специальном ткацком станке.

В целом у айнов было несколько стилей одежды, но основной состоял из короткого халата с прямыми рукавами, который оборачивался вокруг тела и подвязывался поясом на талии. Рукава заканчивались в районе запястий или предплечий.
У мужчин длина такого халата доходила до икр, тогда как у женщин он достигал только колена.

Кроме того, женщины также носили нательное бельё.
Современные мастерицы ткут и вышивают традиционные одежды, которые ценятся чрезвычайно высоко.

Зимой айны носили шкуры животных, замшевые гетры и делали обувь из кожи собак или нерпы.
Сахалинские айну от своих материковых соседей узнали также, что такое штаны.

Умели айны шить одежду и из рыбьей кожи, из кожи лососевых пород рыбы.

И мужчины, и женщины айнов любят серёжки, которые, как говорят, в старину делали из виноградной лозы, а также бусы, которые называются «тамасай» («tamasay») и которые женщины чрезвычайно ценят. И серьги, и ожерелья, как показали исследования учёных, носили культовый характер.

Традиционная кухня айнов состоит из медвежатины, лисятины, волчатины, барсучатины, конины, мяса вола, рыбы, птицы, пшена, овощей, трав и кореньев. Они никогда не ели сырую рыбу или мясо, всегда варили их или жарили.
Для еды мужчины пользовались палочками, а женщины – деревянными ложками.
Кухню айнов за пределами общины найти сложно – существует лишь несколько управляемых айнами ресторанов в Токио и на Хоккайдо, которые в первую очередь подают именно японскую, а не айнскую кухню.

Мужчины занимались, в основном, охотой и рыбалкой. Олени и рыба водились во множестве.
Основой жизни у айнов была рыба.

Кета, горбуша и сельдевые.
Да как-же её не ловить, если из-за рыбы во время нереста воды не видно!

В периоды межу нерестом рыбы, её ловили с помощью поворотного крюка-марека и складывали в заплечные корзины из виноградной лозы или японской липы, ночью освещая дно факелами из скрученной коры дерева.
На представленной акварели изображен как раз процесс ловли рыбы с зажённым факелом.

Акварель Бёзана Хирасавы

А на этом фото сняты айнские рыбаки в лодках — долбленках.

Рыба и другие морепродукты заготовливались впрок, один из способов — сушка в специальных сушильнях.

Сахалинский областной краеведческий музей, картина. Приспособления для сушки рыбы «вешала», художник Воловик Я.А., двадцатые годы 20-го века

На берегу, по мелководью, айны собирали морских ежей. Ритуал их поедания устраивался тут же, на берегу — они разбивали камнями колючие шары, доставали пальцами оранжевую студенистую массу и съедали ее.

Когда мы с родителями жили на Сахалине, мы с ними часто прогуливались по побережью. Вот такие панцири морского ежа мы с папой когда-то приносили домой и покрывали лаком – получился отличный сувенир на память (читай: сделаный своими, детскими руками), которому уже больше 30 лет.

left photo right photo

Длинные черно-зеленые листья морской капусты, разложенные сушиться прямо на гальке, покрывали весь пляж. Часть предназначалась на обмен или продажу, остальное пойдет на собственный стол в качестве гарнира и приправы.

Капусту разрезали на метровые куски и вязали в аккуратные тючки, похожие на эти:

Трубач — съедобный моллюск, раковина которого использовалась в качестве сигнальных труб, добывался на мелководье с помощью вильчатой остроги.
Это – тоже экспонат из «домашнего музея» — найденная на побережье раковина трубача, также покрытая лаком.

Интересная деталь — каждый житель стойбища имел в пользовании специально отведенный ему участок на реке и прилегающей территории, где и добывал всё необходимое. Картина дает нам представление о процессе ловли трубача.

Акварель Бёзана Хирасавы «Ловля трубача в Хироо».

Лодки, в том числе для выхода в море, айну изготавливали из цельного ствола дерева:

Основной объект охоты был японский олень — сика. Охотились, непременно, с собаками. На охоту отправлялись всей семьей, и каждому охотнику отводилась особая, только ему назначенная роль.

Акварель Бёзана Хирасавы «Охота на оленя».

Чёрный дальневосточный медведь, на которого у айнов был целый обряд охоты, пользовался особым почитанием у айну.
Медведя будили в берлоге, старались разъярить, расталкивая длинными жердями, а потом убивали из лука.
Главным трофеем был медвежонок – именно его растили для Медвежьего праздника.

Акварель Бёзана Хирасавы «Вытаскивание из берлоги убитого медведя».

Иногда охота на медведя была вынужденной мерой – для защиты хозяйства и территории утари. Так, например, должна была выглядеть охота на медведя, который задрал потерявшуюся лошадь.

Акварель Бёзана Хирасавы

Врачевание в культуре Айну.
Айны испокон веков лечатся травами и кореньями, причем многие снадобья широко применяются и теперь.
Например, от желудка хорошо помогает настойка из аирного корня с чистотелом; от простуды — отвар из медвежьих и оленьих костей; от кашля дышат парами кипящей мяты.

Но в первую очередь, прибегали к помощи инау. В наиболее простых случаях для исцеления бывает достаточно произнести соответствующие заклинания или похлестать тело больного камышом, чтобы изгнать вселившегося в него злого духа.

Сложнее обстоит дело со злыми духами, которые способны не только сломать человеку руку или ногу, но и погубить его. Тут айны прибегают к кардинальным мерам. Так, когда в Хигаси утонул в море рыбак, все мужчины вышли на берег с мечами в руках. С криками: «Я хо! Я хо!» — они маршировали длинной цепочкой, угрожающе размахивая над головами оружием, чтобы испугать злого духа и предотвратить новые несчастья.

Выезд оставшихся айнов с Сахалина на Хоккайдо.
После поражения Японии по итогам второй Мировой войны, или как мы привыкли – Великой Отечественной, именно как японские подданные, айны попали под репатриацию.
Содействуя репатриации, советская администрация в то же время предлагала всем, кто пожелает, остаться на Сахалине.

Остались только около 200 человек, большинство айнов изъявило желание покинуть Сахалин.
Причин тому может быть несколько: во-первых, это достаточно сильная японизация сахалинских айнов, ведь многие браки были смешанные айнско-японские; кроме того, у многих были родственники на Хоккайдо.
Большая часть айнов — свыше 1000 человек отбыли на Хоккайдо в 1947—1948 гг., и к 1949 на Сахалине осталось не более 100 айну.
Вероятно, многие из них также вскоре покинули остров, потому что в 1979 на Сахалине было зарегистрировано лишь три человека, у которых в паспорте, в графе национальность значилось «айну».

Вот такие люди жили на Дальневосточных землях, в том числе и в том месте, где позднее был образован город Томари, до прихода цивилизации в эти края.

Представить только,  недалеко от дома, в котором ты жил, стояло стойбище, в котором происходило всё, что здесь описано. На пляже, где мы любили купаться, лежали долбленки рыбаков, расстилались для просушки листья морской капусты… В клетке рос медведь, а в полнолуние айну становились в круг и танцевали тапкал, вознося благодарности своим многочисленным божествам…

Литература:
Добротворский М. М., Айно-русский словарь, Казань, 1875;
Batchelor J., The Ainu ofJapan, L., 1892;
Batchelor J., The Ainu and their folklore, L., 1901;
Batchelor J., в кн.: Encyclopaedia of religion and ethics, v. 1,Edinburgh, 1908, p. 239—52;
Groot G. J., The prehistory ofJapan, Oxf., 1951;
Сарасина Гэндзо, Айну дэнсэцусю, Токио, 1971.

Ссылки:
фото Айнов
Музей айну (яп, англ.)
Wiki
The Ainu, their Land & Culture 

Если интересно еще про айну — весьма рекомендую.

 

Перейти к следующей статье цикла: «Тайна названия “Томари”» 

 

Реклама